16.08.17

    

Вчера вечером разговаривали с Оксаной, делились сложностями грядущего года и планами. Поставили перед собой небольшую общую цель, которая будет облегчать любые трудности и придавать сил на их преодоление. Предстоит самое сложное: взглянуть своему страху в лицо и продолжать рассматривать все его морщинки и не идеальности на протяжении всего этого учебного года. Я настраиваю себя морально, затачиваю свои латы и доспехи, запасаюсь теплыми лекарственными воспоминаниями на особо темные и холодные деньки.

- Все будет хорошо, главное не загружаться тем, насколько все может быть плохо, а просто продолжать упрямо идти и делать то, что требуется, - говорит мне ее веселый голос. Он будто бы эхом отдается на глубинках моей души.

Я должна бросить себе вызов и с достоинством ответить на все брошенные мне. А как по-другому? То, чего я хочу достичь в итоге, требует именно таких усилий и затрат. На меньшее я не согласна. Это стоит того.

Нужно довериться жизни

cпасибо тебе за эти слова 


 

15.08.17

Вика оставила мне свою вишневую умывашку, зеленый переносной вентилятор и китайскую водку, которая не вместилась в ее чемодан.

Вова оставил мне белый шнур для зарядки телефона с очень удобной стоячей подставкой, две черные гелиевые ручки и шампунь, который кто-то нечистый на руку бессовестно уволок. Он обещал мне медведя и новый шампунь в следующую нашу встречу.

Лина оставила мне теплоту того долгого ночного разговора: она открывала мне свою душу, а я в ответ обнажала перед ней свою.

Даша оставила мне приглашение в Корею, где обещала накормить нас с Алиной вкусной едой и поводить по самым горячим местам для шопинга. Она сказала мне, что я напоминаю ей ее сестру.

Тэджин оставил мне прекрасный плэйлист, который я слушаю уже второй день подряд, и рисунок, на котором маленькая и абстрактная я, не могу быть еще больше похожей на саму себя.

Учитель, которого мы все называли Петросяном, подарил мне красивый набор столовых приборов, упаковку хороших зубных щеток, гель для укладки волос и специальные примочки для массажа спины.

Лагерь подарил мне новых друзей, новые горизонты, свежие идеи и новые мысли. Лагерь не изменил мою жизнь, но внес в нее особое дыхание воспоминаний о лете, когда мне исполнилось двадцать один.

14.08.17
13.08.17

     

В лагере было два человека с одинаковыми именем и фамилией. Два близких друга. Один президент, другой – вице. Говорить о ком-то из них вызывало большие затруднения, люди переспрашивали: «Какой именно?», и тебе приходилось всячески изворачиваться: тот, что со светлыми волосами или тот, что похож на брата Оксаны. Мы веселились, потому что два человека с одинаковыми инициалами, за исключением отчества, у одного оно – Теодорович, были такими разными по характеру.

Тот, что президент со светлыми волосами – похож на яркий маяк. Это самый настоящий лидер. Человек, который выполняет возложенные на него обязанности, перескакивая максимальную шкалу вверх. Сделает больше, сделает не просто «и так сойдет», а качественно и хорошо. Я ни разу не видела его уставшим, я не видела его раздраженным или жалующимся, всегда сильный, ответственный, сосредоточенный и веселый. Меня многое с ним связывает. Этот человек оставляет свои ценные вещи на подоконниках, так он оставил мне шампунь, который в последующем кто-то бессовестно стащил. Он был со мной в минуту, когда мои эмоции взяли вверх над разумом – я проявила себя с плохой стороны, все отошли от меня, а он остался. Этот человек знает историю моей болезни (не спрашивайте) и присутствовал со мной на полуторачасовом сеансе ненавистного массажа. Среди мороженых разных диких вкусов, он вытаскивал мне самое вкусное – с фруктами. Ему приходилось сидеть с человеком, который меня раздражал, только потому, что он мне не нравился. Он подарил мне очень удобный шнур-зарядник для телефона, хотя мог бы оставить его себе или отдать кому-нибудь другому. Он сидел со мной на голосовом вызове, когда я была одна в кафе. Он правда был для меня не просто «кем-то из стаффа лагеря», а близким другом и крепким плечом. Он остается таким и сейчас.

Тот, что вице-президент с отчеством Теодорович – похож на светлячка, который светит не для всех. Немногословный и практически невидимый. Порой, я так отчетливо видела в нем себя, что мне действительно хотелось ходить за ним хвостом. Вредный. Упертый. Прямолинейный. Человек, которому наплевать на то, что о нем думают другие. Человек, который постоянно носил с собой аптечку, а потом лепил мне наклейки от укачиваний за ухо и время от времени подходил, чтобы посмотреть - не отпала ли она. Для меня в лагере всех было много, а вот его мало. Я иногда замечала, как он подолгу на меня смотрит, обычно я сама так смотрю на людей. Пристально, не отводя взгляда. Он говорил мне: Саша, учи китайский и корейский тоже учи. Саша, не забрасывай рисование – я был впечатлен, у тебя есть талант. Я отвечала ему: хорошо, на первое, а на второе: то, что ты видел нельзя назвать талантом, это ничто.

«Я редко делаю людям комплименты (спроси у девчонок), но если делаю, то потому что действительно так считаю. Имей в виду».

Мы договорились встретиться с ним в 2018. Даже место назначили. И даже решили, что будем делать.

Знакомство с этими двумя – одно из самых лучших вещей, произошедших со мной этим летом. Ведь надо было встретиться именно нам, людям из двух разных стран, где-то на севере Китая, среди множества других незнакомых мне людей. Я хочу сохранить это на долгие-долгие годы. 

12.08.17

Для того, чтобы ценить родной дом, нужно находиться вдали от него.

В лагере я была молчаливой, неловкой, закрытой. Я выходила поздно вечером в классы, где работал wi-fi и растворялась в своем одиночестве. Я сказала себе: «Саша, ты такая скучная», а потом засмеялась и решила, что мне в принципе наплевать. Грубая. Резкая. Прямолинейная. Нелюдимая. Угрюмая. Скучная. Кого это собственно волнует? Такая, какая есть. Что я могу с этим поделать?

Я впервые в полной мере почувствовала, что такое «языковой барьер». Я больше никогда не хочу испытывать такое на себе. Девчонка, которая не понимает. Девчонка, которая не может ничего сказать. Девчонка, которая не может ничего сделать. Девчонка, которая зависит от других. Я была сыта этим по горло. Но будучи человеком, излишне гордым и требовательным, я сделала выбор.

Были люди, которые считали меня лучше, чем я на самом деле есть. Были люди, которые думали обо мне хуже, чем я есть. Были те, кто вообще обо мне ничего не думал. Была я.

Была ужасная жара на улице и духота в комнате. Были долгие душевные разговоры. Были нудные лекции, суть которых я даже не понимала. Были люди, похожие на яркие лампочки, горящие всем и для всех. Была вкусная еда в огромных порциях, а вот аппетита не было. Было мороженое со вкусом красных бобов и зеленого горошка – очень вкусное, по правде говоря. Был город, что в сумерках походил на тот, что все мы видели в «Унесенные призраками». Было пятичасовое путешествие на машине через бескрайние поля и горы. Было небесное озеро и памятник, великому воспевателю звезд.

Был жгучий комок в горле и стоячие в глазах слезы. Кто-то, ставший очень близким, в поддержке хлопал меня по плечу.

     

По моим внутренним часам прошло несколько месяцев, по факту – две недели. До моей поездки я отчаянно хотела сбежать, куда-нибудь подальше, где меня никто не знает. Мое желание было настолько велико, что все свои внутренние силы я направляла на поиск этого самого плана побега. Я была зациклена на этом. Говорят, что все, чего мы хотим, слышит некая невидимая сила, готовая воплотить желаемое в действительное. И я поняла это, там, в Китае, когда все обстоятельства были против того, чтобы я уезжала домой. Никогда прежде обратный путь, откуда либо, не был таким долгим и тернистым.

Вот, я приехала домой. Вот она снова приходит к нам, и мой дом перестает быть моим. Вот снова мне хочется покоя и уединения. Вот снова я хочу убежать. Я снова должна общаться с теми, с кем не хочу общаться, только потому, что «так надо, Саша». И эти «надо, надо, надо» лезут на меня со всех сторон, хотя лично мне не надо ничего.

В лагере я поняла, мне нигде не почувствовать себя как дома. Мне везде приходится притворяться. Все смеются над шутками – всем смешно, мне не особенно, но я напрягаю все свои лицевые мышцы, чтобы засмеяться. Все умиляются – я пародирую умиление. То, чем другие люди бы дорожили, не вызывает во мне ничего кроме раздражения и злой покорности. Я могу притворяться тем, кто ценит, но даже такого великого притворщика как я это утомляет. Я задаюсь вопросами: что со мной не так? Почему я не могу быть как все нормальные люди? Почему я везде чувствую себя такой ненормальной и отбитой от стаи?

Даже когда я встречу человека, который с готовностью примет все мое прошлое, я вряд ли смогу почувствовать себя по-настоящему свободной и открытой перед этим человеком.

11.08.17

28.07 - 11.08

   

Уже второе лето подряд, примерно в одно и то же время, все мое время и все мои летние впечатления заполняет лагерь. В прошлом году я испытала на себе роль вожатой, в этом году впервые за очень долгое время снова стала кем-то вроде пионера. Прошлое лето я провела в городе у моря, на одном из самых прекрасных островов России, а это - где-то на севере Китая в 9 часах езды на автобусе. Ничто в моей жизни не закаляет меня так, как лагеря. Я страдаю и мучаюсь, но одновременно чувствую невероятную благодарность за такую возможность закалить себя и сделать себя сильнее и лучше, чем я есть. Я помню, как долго сомневалась, стоит ли мне ехать, не пожалею ли я в последующем. Эти 14 дней тянулись для меня долгими месяцами. Я постараюсь рассказать сюда:

о людях, которых я там встретила;

о мыслях, которые занимали меня все это время;

о новых знаниях, которые я приобрела за время своего путешествия;

о забавных ситуациях и грустных моментах;

о том, как порой важно сделать что-то, даже если есть вероятность того, что ты будешь сожалеть, чем мучится незнанием и не получить тот самый опыт, который ты должен был получить в итоге.

24.07.17

    

Все, что на душе, пакет изречений или небольшие итоги двухнедельной рефлексии be like:

Самый необычный (но вынужденный) режим сна в моей жизни: ложусь в восемь вечера, встаю где-то в районе двух ночи, настроенная на кардинальность и решительность во всех сферах жизни (кроме дел сердечных, они почему-то всегда выпадают из приоритета).

Слишком много отвлекаюсь на незначительное, необходимы максимальная концентрация, сосредоточенность и усидчивость (с последним были проблемы столько, сколько я себя помню).

Гулять по городу одной прекраснее, чем с кем бы то ни было. Быть одной – успокаивает. Нет нужды в маске, идиотской улыбке и разговорах (кроме тех, что внутри).

Мозоли на ногах не препятствуют долгой ходьбе, особенно, когда нет места, где бы ты хотел надолго засесть.

Можно ассоциировать себя с гранитом, но чувствовать себя калькой, разбросанной по пыльному асфальту.

Люди, на которых ты раньше полагался (и как ты считал, единственные, на кого ты можешь полагаться), перестали быть точкой опоры. Ты думал, что закрываешь их тыл, а они со своей стороны прикрывают твой, но как оказалось, твой тыл прикрыт гораздо хуже, чем ты мог себе когда-либо представить. 

Мое плохое зрение – источник половины проблем в моей жизни, другую половину проблем вызывают – язык, который не может молчать, когда мудро молчать, и гордыня, которая создает призму всей моей жизни.

Хочешь создать что-то новое, так сосредоточься на строительстве нового! Хватит бороться со старым и тащить его за собой по жизни, оно устарело и уже давно не актуально.

Легко критиковать других людей и быть язвительной, ничего собой не представляя. Больно признавать, ой, как больно.

Процесс определенно важен, но он не имеет смысла и ценности, коли не ведет к результату, который ты желаешь получить в итоге.

Утрачиваю способность плакать навзрыд.

Просто обязана записаться на секцию боевых искусств, как только представится возможность, неважно каких, главное способных научить меня разбивать носы.

Я могу сколько угодно сомневаться, колебаться, быть нерешительной, бояться поражения, бояться быть побитой, разбитой, слабой, униженной, но никому нет до этого дела. Миру нет до этого дела.

Нет борьбы яростнее, чем та, что происходит внутри головы. Эгоизм, конформизм, здравый смысл и юношеский максимализм сражаются не на жизнь, а на смерть, оставляя после себя «Апофеоз войны» Верещагина и «Крик» Мунка.

 

А, и напоследок: «Нет ничего, что имело бы силу, кроме того, чему вы эту силу даете».

22.07.17

   

Каждый раз, когда она приходит к нам, мой дом перестает быть моим. Стены защищают от ударов извне, но не внутри. Не могу сказать, почему я испытываю к ней такое отторжение и неприязнь. Хотя, погодите, очень даже и могу. И причина корнями уходит в мое детство и вглубь всего моего существа. Люби я ее, это был бы совершенно другой человек. Это определенно был бы кто-то гораздо лучше и мудрее. Словом, не я.

Я сижу в своей комнате, где провела n-ое количество бессонных ночей, корпя над учебниками. Отвлекаю себя сериалом и между тем выполняю упражнение на запоминание новых слов. Краем уха улавливаю разговор из гостиной, и ни сериал, ни попытки учиться – ничего больше не привлекает моего внимания. Ее слова и слова моей мамы перекрывают все. Просто небольшие семейные сплетни, некоторые откровения и обмен мнениями – обычная беседа двух людей, ни одного (даже самого легкого) ветерка в мою сторону и все-таки слушать это становится невыносимо.

Закрываю книгу, выключаю компьютер, бегу в ванну (где наскоряк мою голову), а после со скоростью зайчика из старой рекламы батареек сушу волосы и подкрашиваю глаза. На недоуменное: «Ты куда это?», без зазрения совести лгу: «С Сашей встретиться» (к слову, мы с ней уже две недели не общаемся), а сама в одиночестве плетусь по пыльным улицам. Время клонится к позднему вечеру, смеркается, а я все брожу по старым скверам и сетую на отсутствие в городе круглосуточных кафе . В голове клубок из спутанных мыслей, в горле застрял ком, внутри скулит стайка беспризорных щенят, а ноги все продолжают меня куда-то нести.

Я думаю о своем младшем брате, который вполне мог бы разделять мои чувства. Почему-то мне кажется, что он был бы еще большим отщепенцем, нежели я, и мне становится как-то легче.

Каждый раз, когда она приходит к нам, у меня в голове, не переставая, мигает красная лампочка. Она напоминает, как сильно мне хочется убежать и сколь много мне нужно работать, чтобы доказать себе, что я чего-то то в этой жизни стою.

18.07.17
14.07.17
10.07.17
04.07.17

2021

    

Еще два часа я позволяю себе быть слабой и болеющей. Два часа до полуночи. До моих двадцати одного.

Неделю было грустно, каждая ночь – самоедство и отголоски больших притязаний, глухие слезы под старые любимые песни, истеричные крики в пустой квартире – вот так я обычно собираю всю свою волю в кулак. Наверное, отчасти мне нравится чувствовать себя подавленной и злой [в первую очередь на себя саму] – эти эмоции, пусть и не самые приятные, заставляют меня действовать. И как сказал один герой из недавно просмотренного фильма: «У меня нет времени для жалости к себе».

Мои двадцать были запоминающимися. Я вывернула ногу, которая временами ноет от больших нагрузок и заставляет меня драматично в небо восклицать: "и ведь это даже не от тренировок к олимпийским играм!" (что обидно, потому что так глупо повредить ступню, нужно было еще ухитриться). Я получала значимую для меня стипендию – результат работы на предыдущих двух курсах, что немного подкрепило мою уверенность в том, что усилия были не напрасны. Я, кажется, впервые почувствовала время так, будто оно осязаемо рукам и зримо глазу – будто бы мы с ним заядлые соперники, бегущие плечом к плечу свой бесконечный марафон. Я начинаю более четко видеть перед собой свое будущее. Я впервые чувствовала себя влюбленной. Я простила и отпустила тех людей, на которых злилась большую часть своих девятнадцати. Осталось только простить себе самой свои слабости и шероховатости и начать работать над ними.

Саша, будь более осознанной и непоколебимой, сильной и волевой. Люби себя. Уважай себя. Борись за себя. Делай для себя максимально возможное (и невозможное, если это будет необходимо). Будь бесстрашной и помни: самое время – сейчас! Когда тебе станет гадко и паршиво, вспоминай этот едкий вкус поражений, неудач, разочарований, которые когда-то не оставляли тебя. Вспоминай и никогда не позволяй этому снова случиться! Никогда не позволяй этому случиться с нами! А главное – не принимай ничего близко к сердцу, береги его от  всякого мусора и гадости, а еще – будь снисходительнее к себе.

Ну что, еще час? Час до новой главы моей жизни.

    

- Что у тебя с глазами? Они совсем красные. Ты плакал?

- Нет, - отвечает он, смеясь. – Я слишком пристально вглядывался в свои сказки, а там очень яркое солнце.

Кнут Гамсун

Вчера вечером мама рассказала мне, как моя бабушка, звонила ей и жаловалась на Алину (моя двоюродная младшая сестра). Я удивилась, потому что жалобы моей бабушки обычно получает кто угодно в нашей семье, но не она.

- На Алину жаловалась, серьезно? За что на нее-то жаловаться?

- Завтра едут группой в Томск, а сегодня решили у себя там, в репетиционной, сидеть до четырех утра.

- Ну так, флаг им в руки, пусть сидят, - говорю я, успокоившись.

- Ну как пусть сидят?! Бабушка против, мама с папой против, а она уперлась как баран и пошла.

Если честно, я не ожидала от нее такого небольшого буянства. Мне всегда казалось, что у нее не хватает духа и мужества. И что крепкого стержня в ней нет. Ответив маме: «Пусть делает, что хочет. Ее жизнь – ее правила», я ушла на кухню, где сидела и думала, что, возможно, это у меня в характере нет стали.

Я всю свою жизнь была птичкой, которая сидела в клетке, несмотря на открытую перед носом дверцу; а когда птичка поняла, что ей стало там тесно и что мир вне клетки гораздо более интересен и многогранен - дверка захлопнулась. Я всегда с большой любовью и привязанностью относилась к своей маме, я была благодарна за все, что она для меня сделала и продолжала делать. Тогда я не могла оставить ее одну, я считала, что должна жертвовать ради нее максимально всем. Я не пойду гулять поздно вечером с друзьями – она будет волноваться. Я не уеду учиться в другой город или другую страну – из-за моего эгоизма у нее будут трудности и ей без меня будет одиноко. Я говорила себе: Саша, ты не должна думать только о себе, ставь в приоритет свою семью.

То чего я так не хотела и боялась наступило, я стала самой настоящей эгоисткой, желающей поскорее выбраться к своей собственной жизни. Эта птичка перестала быть покорной и самоотверженной, она стала раздражаться, злиться, бунтовать, раздражаться и лететь прямиком к одиночеству. Вдруг пришла злость и агрессия ко всем вокруг. Камень на плечах стал ощутимым, жертвы не оправдали ожидания, я задыхаюсь, не чувствуя свободы и удовлетворения от работы. Я устала чувствовать себя вечной неудачницей. Я устала не чувствовать рост и движение. Я устала не жить.

Моя старшая сестра считает меня раком-отшельником. Когда я честно написала ей все, что думаю по одному щепетильному для нас всех вопросу, она сказала, что так нельзя и упрекнула меня. В ее сообщениях я между строк прочитала: ты мягкотелая слабачка, незрелая глупая идиотка. Мне нечем ей возразить. Что я могу тут сказать?

Только если: тебе легко быть правильной и благоразумной, ты далеко отсюда, и ты никогда не была в моей шкуре. Ты вот уже почти девять лет живешь и работаешь там, где ты хотела. Ты наслаждаешься своей жизнью и стараешься получить от нее максимум. Тебя не сдерживают заботы о маме: тут же всегда есть я, верно? Ты не чувствуешь себя сдавленной рамками «не делай это, не делай то» - ты ведь далеко отсюда. Ты не сидишь в этом гребанном углу, где всем что-то от тебя нужно и все от тебя чего-то ждут.

[а может, и вовсе не ждут ничего] 

30.06.17

Если бы меня попросили описать себя в нескольких словах, с языка непроизвольно сорвались бы:

крайность, категоричность, требовательность.

Если все это хорошенько смиксовать, а затем присыпать сверху неунывающий оптимизм и доброе милое равнодушие, то получусь я – такая вот какая есть. По крайней мере, так я сама себя чувствую.

Недавно моя старшая сестра прислала мне два видео с крабиком, в котором он сперва медленно плелся по столу, а затем улепетывал со всех ног в своем домике ракушке. Она дописала: «Это ты, чувствуешь родственную душу?» Я ничего не ответила, комментарии были излишни, так она видит меня.

Мама бы сказала, что я монстр, со слабым здоровьем, нулевой выносливостью и подростковой вспыльчивостью.

А вот Аша сочла бы меня невыносимой и несносной, за исключением тех случаев, когда я кормлю ее, кидаю ей мячик и играю с ней ее веревочкой с бантиком на конце.

Так страшно жить с людьми под одной крышей (сарказму нет предела), для них, все твои недостатки, неровности, несовершенства и слабости – как линии на ладони.

То, как они меня видят [отчасти] есть именно то, что я из себя представляю. 

26.06.17

 

Мне кажется, что в этом городе всем есть до тебя дело. Возможно, вся загвоздка в восприятии действительности – не всегда оно соответствует голым фактам и реальным вещам. И, тем не менее, во всех других местах, в которых мне доводилось бывать, мир воспринимался не так тесно и паршиво. Еще давно я поняла, что нельзя так просто пройти из пункта А в пункт Б и при этом не быть встреченной назойливыми гуляками, стариками, просящими милостыню, малолетками, норовящими отпустить в твою сторону (и в сторону твоих друзей, коли ты не один) парочку хамских комментариев, пьянью самых разных возрастов, дельцами и мужиками средних лет, засматривающихся на молодых девушек своими грязными взглядами. Я сразу представляю себя героиней антиутопии, а свой город – бандитским пристанищем, в котором мне предстоит существовать еще какое-то время.

14.06.17

Шуточная зарисовка из жизни

       

Начало июня: ультрамариновая акварель в небе, долгие ночные прогулки, повседневность, бушующая стихия и (как в той самой цитате):

- Что вы обычно делаете перед сном?

- Любуюсь рассветом.

Биографии Бэкона и Локка кажутся гораздо занимательнее любых других непрочитанных книг. Одиночество приятнее компании. Решительность предпочтительнее бездействия и течения.

- И все-таки важно находить баланс и стремиться к гармонии, - говорю с лицом бывалого путника, познавшего все тайны человеческого бытия.

- Я не верю в гармонию, как и не верю в баланс. Лучше выбрать удобную крайность, чем стремиться смешать все имеющиеся до серой невзрачной жижи, - парирует она, и лицо бывалого странника удается ей гораздо лучше, чем мне.

Допустим, есть в ее словах смысл и доля истины, и все-таки ничто в нашем мире не делится на черное и белое (даже последнее вмещает в себе множество различных цветов и оттенков). Выбрать одно – удобно, а вот уметь сочетать – искусство. Возможно ли, что все проблемы нашего мира результат наших дезорганизованных и хаотичных действий, когда вполне естественный закон природы – уравновешенность.

Открытие недели: для моей мамы ребенок умный и образованный приоритетнее ребенка доброго и альтруистичного. Конечно, и тут приятнее было бы иметь ребенка со способностями к учению и при этом с широкой открытой душой, но, как говорится, из двух крайностей – быть умным или быть добрым, предпочтение отдается первому.

Второе открытие – консенсус троих (меня, Аши и мамы), что четвертый в нашей семье (стрелка прямо направлена на мою старшую сестру) обделен творческим видением. Данное категоричное суждение было выдвинуто нами в понедельник, когда подсудимый на самые удивительные и поистине необычные мамины фотографии из поездки не высказал никакого воодушевления.

- Какая композиция! А ракурс, ты только приглядись!

- Ну, по-моему, обычно, - говорит «обделенный творческим видением».

- Не расстраивайся, мам, - говорю я спустя какое-то время, - у нее просто правое полушарие не слишком развито.

К слову, все это наши шуточки, да и мы как-то решили: левое полушарие предпочтительнее правого.

03.06.17
28.05.17

- And then I think maybe I was designed to be alone.

Больше месяца активно пыталась выкорчевать этого человека из своей головы, в чем и преуспела. Успех был ошеломительным, любая мысль о нем вызывала обратную реакцию и подавление, как бывает, когда думаешь о несданной курсовой или грядущем дипломе (читай как «то, о чем не хочется думать в принципе»). В моей жизни официально наступил май. Месяц максимальной и радостной продуктивности, опадающей кашицы (похожей на светлячков под заходящее солнце) и дуновения жизни. Хаос, как постоянное состояние моей души, немного отступил, ему было не до моей скучной и повседневной рутины. Заботы меня поглотили, и я радовалась им, как старым добрым друзьям.

Почему-то существует такая закономерность: то, что ты когда-то желал, приходит тогда, когда ты этого уже не ждешь и не просишь. Оно обрушивается на тебя внезапно и все, что остается тебе – теряться в догадках: зачем это наступило и почему именно сейчас. Где же смысл, Вселенная?

Механизм в запуске или в запущении?

Как же хорошо, что самые сильные приливы чувств отошли, и мой холодный разум все также остался при мне. Однако, проблески непрошенных мыслей и позабытых эмоций успели отпечататься на моих прозаичных буднях. Прибавилось две полярных крайности, одну из которых вчера очень четко выразила Саша. Мы сумерничали с ней в одном уютном и полупустом кафе, когда она сказала:

- А почему бы вам просто не поддерживать дружеские отношения? Уж слишком много ты думаешь.

Ее слова показались мне очень разумными (они являлись прямым подтверждением моих собственных мыслей). Я была неуверенна насчет своих чувств (уж в чем, но в выкорчевывании людей из своей головы – я прям мастер), но неприязни к нему я никогда не испытывала.

Сегодня под самое утро еще в полусне более осознанной стала моя убежденность в том, что по правде… Все как-то не так, как должно быть. Правильность сменилась неуместностью, убежденность – сомнениями. Я, всегда питавшая слабость к любви книжной и всепобеждающей, поняла, что в нашем с ним случае она попросту невозможна (как собственно и дружба). У этой истории даже настоящего нет, что можно говорить о будущем и будущности.

14.05.17

н - значит напарники

     

Две недели сражаться плечом к плечу с выпавшими обстоятельствами и жить друг у друга под боком примерно 24\7. Видеть друг друга уставшими, раздраженными, болеющими и слабыми. Стоять друг за друга горой, когда нужно стоять, копить внутри обиду, когда копится. Быть уверенными в том, что на полдник нам дают круассаны, а не слойки (в чем убеждены абсолютно все, но не мы). Делиться друг с другом тревожащим и вместе переносить нагоняй, и в то же самое время не иметь возможности высказаться – искренне, прямо, крича. Не думать о том, кто «делает больше», а помогать по возможности и быть рядом, когда нужно. Быть боевыми товарищами четырнадцать дней, а после стать чужаками, знакомцами, приятелями. Иногда можно пройти вместе и огонь и воду, но так и не стать близкими по-настоящему. Никогда не стать друзьями. Никогда друг по другу не скучать. Никогда друг другу не писать. Никогда друг о друге не думать.

Только проходя мимо булочных и пекарен, заметив фразу «свежие и вкусные слойки с шоколадом», улыбнуться себе под нос и невнятно пробубнить:

- круассаны это, какие еще вам слойки)

Вспомнить, чтобы потом снова об этом забыть.

09.05.17
06.05.17

                

Ночи стали темнее и холоднее. Днем обманчиво светит яркое солнце, а ветер изо всех сил пытается согнуть несчастные деревья: трясет их из стороны в сторону (аж свист слышен), а они, упрямцы, продолжают твердо держаться за землю, мол, не на тех напал. Людям, к несчастью, держаться не за что, ах, если бы и у меня ноги корнями уходили в почву – ничто меня не согнет, буду вечность стоять на одном месте, задираемая противным приморским ветром. Хотя, чего это я тут, уж лучше, когда есть выбор. Иди куда хочешь, делай, что хочешь, никакой земли на тебя нет.

В прошлом году погода стояла такая же, помню, как будто это было вчера. Обманчивое солнце, а потом тучи (такие, как в фильмах про апокалипсис и катастрофы), и ветер для пущего эффекта (пыль поднимает с улиц, вплетает ее в наши волосы, деревья раскачивает, дома форточки стучат, не переставая).

Я снова топлю свое раздражение и недовольство в утреннем (да и вечернем) кофе, прогуливаю первые пары, говорю друзьям правду (горькую, но умело скрываемую фразой: «Шучу, не бери в голову») и прячусь за четырьмя стенами, больно пугает меня этот ветер (ноги – не корни, а вдруг улечу?)

Мои чувства кажутся мне смешными, голос в голове – детским, учеба в университете – комичной и парадоксальной, и все же не верится, что остался всего лишь год. Будто все это было сном, будто кто-то недобрый ударил меня по голове в мае 2015-го, а очнулась я только сейчас. Так хочется жить, так мало во мне жизни.